китаистика, КНР, Китай, синология, Made in China

knrologia


КНРология. Сообщество неокитаистов.


Почему европейцы едут жить в Китай?
shuvaev_p
 Лучше всего сравнить Китай с айсбергом, к нему так же влечет, он так же окружен ареалом таинственности и покрыт дымкой мифической романтики. Айсберги так же плохо изучены как Китай. А Китай, в свою очередь, как айсберг открыт для обзора на одну пятую. Остальное скрыто и малодоступно для внешнего наблюдателя.

Так что же так манит европейцев в эту страну? Read more...Collapse )

Что такое КНРология?
temirov_artem
КНРология - это сообщество неокитаистов, изучающих современный Китай, а не пыль древних текстов. Мы объединились, чтобы противостоять информационному вакууму и ложным представлениям, которые складываются вокруг современного Китая.
В сети есть всего несколько человек, которые говорят о современном Китае и их высказывания более менее объективны,
им отдельное спасибо.
Тем не менее, исследований по современному Китаю просто нет. Российских ученых интересуют только древние книги, они любят Китай и пропагандируют его духовную культуру, за что им даже дали
госпремию.
На страницах жж-сообщества Вы сможете прочесть о современном китайском социуме и культуре. Мы будем публиковать как просто обзорные, так и аналитические и исследовательские статьи. Особо интересные комментарии и размышления тоже будут публиковаться, даже если не будут подпадать ни под одну из вышеперечисленных категорий.

Если Вам интересна китайская культура, Вы можете следить за нашим
отделом по современной культуре Китая.

Если Вам интересно знать о Китае больше всех и Вы хотите быть раньше всех осведомлены, тогда следите за нашим
твиттером.

Мы приглашаем к сотрудничеству всех мыслящих и интересующихся Китаем людей. Присылайте свои тексты на knrologia@gmail.com

Истоки китайского современного искусства.
temirov_artem
 Принято считать, что китайское современное искусство появилось в 1980-х, когда художники стали использовать авангардистские техники. Однако, никто не пишет о том, как так получилось, что после традиционной китайской акварельной живописи, изображающей прекрасные цветочки, пейзажи, птичек, вдруг сразу появилось современное искусство.Read more...Collapse )

Мы варвары? А китайцы хорошие?
temirov_artem
9 июня на Russia.ru было опубликовано видео с Максимом Шевченко «Как дружить с китайцами?». В нем, М. Шевченко делится своим мнением о том, как прекрасен Китай, как прекрасны китайцы. Он вещает с экрана о великой культуре и дружелюбном народе. При всем этом, М. Шевченко ничего не знает о Китае и не является специалистом. Все свои выводы он сделал на основании нескольких дней, проведенных в Пекине.
По какой-то причине, в России о Китае с экранов рассказывают не синологи, а посторонние люди. К несчастью, эти люди не чувствуют никакой ответственности за свои слова. Они насаждают общественности свое ошибочное представление, то ли по глупости, то ли потому, что им заплатило Министерство Пропаганды Китая.
Платон писал, что идеальное государство возможно, только когда в нем каждый занимается тем, что ему предписано: ремесленник производит, страж воюет, а философ управляет. Эта идея не менее актуальна и для нашего времени. Поэтому на вопрос «Как дружить с китайцами?» должен давать ответ китаист.

М. Шевченко: « … Китай настолько самодостаточен. …. ещё к этому есть конфуцианство, которое как бы ориентирует тебя на гармонию между небом и землей, достижением гармонического состояния».
Конфуцианство не может претендовать на роль причины самодостаточности Китая, тем более в форме учения ориентирующего на гармонию между небом и землей. В своей изначальной форме, в которой это учение было придумано Конфуцием и доработано его учениками, оно и правда было ориентировано на достижение такой гармонии, но как государственная идеология оно ориентировало на беспрекословное следование ритуалу. Транслируемая в народ суть учения заключалась в том, что нужно безоговорочно почитать своего отца, выполнять все нормы, предписанные обществом, и воспринимать страну как очень большую семью, а императора как «главного» отца. В таком виде конфуцианство никого не ориентировало на достижение какой-либо гармонии, от человека было достаточно сыновнего раболепства. Из первоначального конфуцианства идеологи Поднебесной извлекли и внедрили в сознание народа самую результативную и «полезную» его часть, а остальное осталось пылиться в трактатах. Наивно полагать, что китайский народ, а тем более поколения, появившиеся после «культурной революции», чтят и соблюдают все истинные каноны конфуцианства. Эти каноны, были намеренно забыты и подменены в 3 веке до н.э.

М. Шевченко: « … Пекин меня просто поразил, потому что это современнейший город, по крайней мере центр Пекина, который настолько не похож на тот Китай, который я представлял себе по картинкам, я в первые был в Пекине, десятилетней давности. Это современные люди, свободно гуляющие, огромное количество магазинов, кинотеатров, развлечений самых разных. … »
Высокие здания, торговые и бизнес центры, кинотеатры, бары, рестораны, клубы даже метро – все это есть в Пекине, но этого не достаточно что бы говорить о том, что это высокоразвитый современный город. Кто знает, появилось бы это все в столице КНР, если бы не Олимпиада 2008 года? Изменения, которые проходили в процессе подготовки к столь крупному международному событию преобразили город, спрятав за пышными хайтэковскими сооружениями всю грязь и отсталость. Даже спустя 3 года после Олимпиады в разных районах города, начиная от его центра и заканчивая окраинами, легко можно встретить трущобы, где у людей нет ванн и туалетов кроме одного двух общественных на всю улицу. Не многим лучше кварталы, так сказать, спальных районов, где во дворах торгуют с телег, запряженных ослами или лошадьми. Любой человек, проживший в Китае не как раскрывший рот турист, знает, что в Пекине большая часть кафе и ресторанов — это маленькие грязные закусочные, что на улицах большими грудами лежат различные никому не нужные вещи, а местные жители комфортно себя чувствуют во всем этом хаосе. Само собой, всего этого не увидеть, если Вас сопровождает китаец, и он решает куда тебе идти, где тебе покупать сувениры, где есть, и конечно же, на что смотреть. В Китае очень дорожат своим «лицом»: нельзя, чтобы какая-либо официальная зарубежная организация увидела что-нибудь, что может бросить тень на миф о безупречности страны. Сидя на пассажирском сидении такси, которому сказано куда ехать, можно быть уверенным, что мимо окна будет проноситься только великолепие города, но никак не его настоящий облик. Подлинное лицо Пекина можно увидеть, только потратив пару недель на пешие прогулки, заглядывая за все красочные заборы, прикрывающие кварталы простых китайцев. Желающие могут посмотреть на
фото настоящего Пекина.

М. Шевченко: «… Это очень приветливые открытые люди. Это никак не похоже ни на какие формы казарменного социализма … как мы привыкли себе представлять. Это люди, которые свободно подходят к иностранцам, абсолютно свободно. … постоянно китайцы подходят к тебе знакомиться, они никогда не попрошайничают. Им просто интересно, они очень открытый народ ».
Делать выводы о целом народе после беседы с интеллигентными его представителями довольно опрометчиво, есть риск впасть в заблуждение. Китайцы открытый народ, который с чрезмерным любопытством изучает иностранца, особенно те, кто видят его в первый раз. Крикнуть ему «Хало» или подойти, чтобы не заметно потрогать, исподтишка сфотографироваться на фоне иностранца или без стеснений смотреть с открытым ртом на него – это настоящие реакции китайцев при встрече с зарубежными гостями. Они спокойно подходят, чтобы пожаловаться на «больной живот» и желание покушать, пытаясь разжалобить и получить несколько юаней, конечно же, весь монолог звучит на китайском языке и чаще всего остается безответным. Безусловно, есть более порядочные граждане, которые в обмен на юани стараются навязать «большеносому» абсолютно ненужную ему вещь или услугу, в независимости от того, идет ли он по туристической улице или простому жилому кварталу. Повышенный и не поддельный интерес к иностранцам демонстрирует народная шутливая поговорка: «Если китаец не обманул лаовая (иностранца), то он чувствует себя обманутым». Стоит понимать, что Китай — это страна с огромным населением, и среднестатистический её житель вовсе не интеллигент, стремящийся побеседовать на английском языке с представителем другой культуры, а малограмотный трудяга, который при встрече с иностранцем сделает все возможное, чтобы утолить своё любопытство. Его мало волнует то, какие неудобства он создает иностранцу.

М. Шевченко: « … Китайцы люди очень культурные, вот по крайней мере те, кто общаются, не могу сказать что все. Судя по такому количеству населения, количество образованных людей там должно быть очень велико. Они культурные, они люди интересующиеся, они люди знающие и умеющие себя вести, по крайней мере, городские китайцы. Они постоянно следят за какими-то нюансами этикета, вот так в отношениях… ».
Утверждение о высокой культурности китайцев вызовет сомнение у любого человека, который провел в этой стране достаточно времени, чтобы с ней познакомиться поближе. Неважно, какой это житель, деревенский или городской, поведение везде одинаковое. Кушать в общественном месте, издавая громкие звуки и разбрасывая фрагменты пищи вокруг стола, спать, где вздумается, громко плевать и сморкаться на пол или землю вокруг себя, или просто справить нужду, не стыдясь прохожих – все это не то, чтобы предосудительно в китайском обществе, а является нормой поведения, местные жители просто не обращают внимания на подобные вещи. Конечно, есть и воспитанные китайцы, поведение которых никак не противоречит нормам, принятым в западном обществе, но это скорее исключительные случаи, и уж тем более они не являются объективным показателем уровня культурности в стране. В первую очередь, все китайцы соблюдают определенные нюансы в отношениях младший-старший, подчиненный-начальник. Сами по себе эти нюансы регламентированы ритуалами, сформированными ещё при Конфуции. Относительно бытовой повседневной жизни или отношений китайцы не стремятся проявить особой чуткости к соблюдению каких-либо нюансов.
Судя по огромному населению, количество образованных человек в Китае возможно и правда велико, но только нельзя упускать из вида, что оно составляют примерно 9% от всего населения страны (
источник). Это недостаточно высокий показатель, чтобы можно было сделать вывод о высоком уровне образованности и культурности народа.

М. Шевченко: «Возникает ли ощущение угрозы? Вот у нас сейчас говорят «китайская угроза». Мне кажется, что эта угроза существует постольку, поскольку существует отвратная такая слабость, продажность, коррумпированность, ничтожество и нищета внутри нас, на нашем Дальнем Востоке. … Китайцы, что они презирают, они презирают местные власти Дальнего Востока. … Они презирают коррупционеров. В Китае стыдно быть коррупционером. Они презирают тех, кто требует взятки. Они презирают тех, кто берет взятки. Они презирают тех, кто желает жить не своим трудом. Для них это вообще не люди, это шваль для них, абсолютная. … Для китайца это неизбежный такой формат общения с варваром, которого на самом деле он презирает, потому что нечестность, в данном случае, это для него показатель того, что этот человек для него просто абсолютно как животное».
Коррупция на Дальнем Востоке или в целом России представляет собой проблему, с которой сталкиваются во всех развивающихся или бурно развивающихся странах. Все люди, в независимости от национальности, относятся к ней одинаково: либо презирают коррумпированность чиновников и властей, либо активно принимают участие во все возможных «распилах», дележах и взяточничествах. Китай не остался обделенным этой напастью.
С древних времен в нем существовала практика «гуанси» (отношения/связи), когда благодаря дружеским или родственным связям решались многие проблемы. Современный Китай не отказался от гуанси, точнее эта практика плавно перетекла в сферу бизнеса, где стала играть временами решающую роль в коммерческих успехах китайцев. Безусловно, как и любая власть, столкнувшаяся с проблемой коррупции, правительство КНР ведёт активную борьбу со злокачественными чиновниками. Стыд и презрение к тем, кто хочет жить за чужой счет, заметны только в действиях китайского правительства; возможно, отсутствие презрения у обычных людей стоит рассматривать как показатель монополии избранных на такую статью дохода.
Несколько фактов о так называемом презирании китайцами коррупции:
«Коррупция, как постоянно подчеркивают даже высшие руководители КНР, является едва ли не главной проблемой страны....Новое ведомство, непосредственно подчиненное госсовету КНР, должно будет не только выявлять нечестных чиновников, но и разрабатывать комплекс мер по предупреждению коррупции в партии и правительстве. Фактически речь идет о создании специализированной антикоррупционной спецслужбы с огромными полномочиями: ожидается, что ГУПК сможет вести собственные расследования, самостоятельно брать под наблюдение подозреваемых чиновников и проводить их задержание. Для этого в ближайшее время во всех провинциях КНР будут созданы региональные структуры ГУПК, которые займутся борьбой с коррупцией на местном уровне. …» (
источник)
Еще:
«Неменьшую огласку получил и процесс над 63-летним чиновником Пан Цзяюем из провинции Шэньси, который завел себе сразу 11 любовниц. Товарищ Пан отбирал наиболее миловидных жен своих подчиненных, а в благодарность за интимные услуги раздавал им и их мужьям крупные господряды. Последним проектом стало строительство водопровода в городке Баоцзи. Правда, трубы оказались негодными и сразу после запуска водопровода прорвались. Любовницы чиновника, не сговариваясь, побежали сдаваться в органы госбезопасности». (
источник)
И еще:
«По итогам уходящего года в Китае к высшей мере наказания и пожизненному заключению были приговорены 11 высокопоставленных чиновников. Средняя сумма полученных ими взяток в 2010 году составляет 10 млн. юаней ($1,4 млн.), что на 20% больше, чем в 2009 году... Согласно аналогичной статистике за 2008 год, выявленные за год коррупционеры в среднем получили взяток на сумму 8,84 млн. юаней ($1,2 млн.). В 2010 году эта сумма возросла на 20%, что значительно превышает рост ВВП страны и зарплаты китайских граждан... Что касается коррумпированных чиновников более низких уровней, то официальной статистики за год по ним нет. Но можно представить их количество, если учесть, что только в каменноугольной отрасли провинции Шаньси в этом году уголовные дела были заведены на 906 чиновников. Из них 7 уровня руководителей управлений, 109 – руководители уездных администраций и 262 из руководства поселковых властей. Сумма незаконно присвоенных ими денег составляет 30,414 млрд. юаней ($4,3 млрд.), сообщают официальные китайские СМИ». (
источник)
Очевидно, очень многие представители китайского народа не боятся расстрела или общественного позора, или отношения к себе «как к животному», а продолжают «пилить», брать взятки и счастливо жить чужим трудом.

Восторженные отзывы М. Шевченко и других общественных деятелей не ломают стереотип о "китайской угрозе", а лишь создают фальшивое представление о Китае. В публичном пространстве нашей страны люди почему-то высказывают только две точки зрения по отношению к Китаю: одни считают, что китайцы — хорошие, другие — что враги. Главная проблема заключается в том, что и сторонники, и противники этой позиции проецируют всю ситуацию на уровень национальности. Если Вы считаете, что "китайская угроза" реальна, значит Вы ненавидите китайцев, и наоборот. Однако, при выстраивании политики государства и своего личного отношения к Китаю и китайцам, необходимо понимать всю сложность данного вопроса, неразрешимого без понимания культурного и исторического наследия.

Для того, чтобы успешно выстроить отношения с «братом китайцем» необходимо предоставить это дело специалистам, разбирающимся в современном КНР. Пусть они своим незамутненным стереотипами о Великом Китае умом изучат специфику этой страны, её народа, их современных принципов и приоритетов в современном мире, и уже после этого дадут ответ на вопрос «Как нужно дружить с китайцами?»

Что такое гуанси?
temirov_artem
Гуанси (кит. 关系 — guanxi) переводится как «социальные отношения»/«социальные связи». К гуанси относится целый комплекс социальных практик, стратегий и привычек взаимного обмена подарками, услугами и угощениями. Для большинства китайцев, воспитывающихся в социалистическом Китае, гуанси считается само собой разумеющейся частью повседневной жизни. Гуанси сюэ (кит. 关系学 — guanxixue, «искусство гуанси», «гуансиология») является тем необходимым, что должен освоить каждый, чтобы поддерживать свои связи в обществе, чтобы выполнять обязательства перед своими родственниками, друзьями, начальниками и знакомыми, а так же для того, чтобы повышать свои шансы в жизни, приобретать труднодоступный товар и решать проблемы с бюрократией. Гуанси связано с построением своей сети тесных социальных связей, основанных на обязательствах и взаимопомощи. Связи используют для получения доступа ко всему: цветные телевизоры, редкие лекарства, билеты на поезд, прием у хорошего врача, устройство своего ребенка в хорошую школу, получение сырья для завода. Считается, что этот феномен получил свое широкое развитие после первоначального энтузиазма революционеров 1950-х годов, когда универсалистские социалистические ценности начали угасать, и особенно в период хаоса и дефицита Культурной Революции. Исследования показывают, что во многих деревнях феномен гуанси принимает другую форму. Там меньше случаев явного прагматичного использования гуанси, вместо этого доминирует тотальность обмена и круговорота подарков и взаимопомощи в рамках повседневных жизненных ритуалов (называемых жэньцин – 人情, renging, «человеческие чувства») между семьями, с упором на правильное общественное поведение и базовые социальные обязательства.

Западные антропологи и социологи смогли начать академические исследования феномена гуанси только тогда, когда Китай открылся внешнему (Западному) миру. С точки зрения западных исследователей, основывающихся на представлениях о капиталистическом индивидуалистическом рыночном обществе, повсеместная зависимость от своей сети гуанси и опора на социальные обязательства и долг при получении каких-либо вещей, создает новый острый контраст. Корни гуанси лежат в традиционной китайской культуре, с ее упором на правильные конфуцианские ритуальные нормы, на родственные обязательства, на принципы жэньцин и взаимности. Несмотря на это, на Тайване практика гуанси была не так распространена. В связи с этим может быть рассмотрен тот факт, что в тайваньской лексике не существовала фраза «гуанси сюэ» и в принципе не был разработан дискурс, связанный с гуанси. Таким образом, исследователи акцентируют внимание не на непрерывности основ китайской культуры, а на важности социальных институтов и исторического процесса как контекста для появления гуанси. Исследователи социалистических обществ бывшего Советского Союза и Восточной Европы изучали схожие формы зависимости от социальных взаимных обязательств при получении каких-либо вещей, такие как «блат» в России. Несмотря на значительные культурные различия с Китаем, Совесткие общества обладали схожими социальными институтами и политико-экономическими и бюрократическими порядками.

В середине 1990-х годов упала значимость и необходимость использования гуанси для обычных людей, так как рыночная экономика сделала доступными за деньги больше товаров и социальных услуг, и были сняты многие бюрократические преграды. Гуанси стало реже использоваться для получения потребительских товаров, зато стало очень важным для предпринимателей, так как гуанси стали нужны для получения официального разрешения на создание нового предприятия, для получения налоговых льгот, информации о рынках, и достижения договоров об оптовых поставках. Как следствие, гуанси все более перемещается в область пересечения делового и официального миров, и все чаще употребляется как синоним слову «коррупция».

Источник: ENCYCLOPEDIA OF CONTEMPORARY CHINESE CULTURE. Edward L.Davis. Routledge, 2005.

Перевод выполнил Артем Темиров.

?

Log in